MaksimO
Опубликовано: 15:29, 20 май 2022
Политика

Немецкие драккары в африканской пустыне: какие цели преследует Германия в Мали

Федеральное агентство новостейФедеральное агентство новостей

Напряженная ситуация с безопасностью в Мали, а также резкое ухудшение взаимоотношений Парижа и Бамако привели к тому, что Пятая республика приняла решение о завершении миссии «Бархан», безрезультатно действующей в регионе на протяжении почти десятка лет. Чуть позже правительство страны разорвало соглашения, подписанные в рамках европейской миссии «Такуба».

Но свято место пусто не бывает, Германия на фоне происходящих событий решила увеличить численность войск, расквартированных в регионе. Таким образом Берлин намерен заменить французских коллег и попытаться наладить более тесное сотрудничество с африканским государством.

О том, какие цели преследует ФРГ и какими путями немцы намерены добиваться расширения влияния, читайте в материале международной редакции Федерального агентства новостей.

Интересы Германии в Мали



Власти в Бамако 15 мая объявили о выходе страны из состава «Сахельской группы пяти» (G5) — регионального объединения государств, ведущих совместными силами борьбу с джихадистами. Решение объясняется тем, что правительству не дают председательствовать в структуре, членами которой являются также Мавритания, Буркина-Фасо, Нигер и Чад.

Однако реальной причиной стало то, что за формированием G5 стояла Франция, оказывающая влияние на представленные выше державы и преследующая сугубо шкурные интересы. Сразу после появления соответствующей новости в информационном пространстве Германия объявила об увеличении контингента бундесвера.

Минобороны Германии via www.imago-images.de/Global Look PressМинобороны Германии via www.imago-images.de/Global Look Press

По данным Spiegel, Берлин намерен поднять верхний предел численности войск с 1100 до 1400 бойцов. К тому же в миссии ООН по стабилизации обстановки в Мали (МИНУСМА) задействовано 1027 солдат ФРГ. В задачи армии будет входить наблюдение за исполнением мирного соглашения, которое конфликтующие стороны заключили в 2015 году.

Но роль бойцов Германии ограничится разведкой в окрестностях лагеря Кэмп-Кастор в Гао. В то же время интересными выглядят возникающие в мировом инфопространстве сообщения о возможном появлении немецких ЧВК в регионе. К примеру, журналист Криспин Мвакидеу в статье для издания Deutsche Welle* пишет, что на территории африканской страны могут начать работать сотрудники частной военной компании «Асгард». Данных об их численности и других деталей пока нет.

По словам доцента кафедры теории и истории международных отношений РУДН Натальи Ивкиной, для Мали наиболее актуальной задачей является подготовка войск, способных предотвратить внутреннее размежевание.

Мали globallookpress.com/Сюзанна Портер/Impact PhotosМали globallookpress.com/Сюзанна Портер/Impact Photos

«Исходя из имеющихся данных, Франция и Германия активно пытались застолбить за собой этот функционал в рамках миротворческой миссии EUTM Mali. Со своей задачей они не справились, это показали перевороты в стране в 2020-ом и в 2021-ом годах соответственно. Теперь встает вопрос о том, как продолжить оказывать влияние на формирование местных вооруженных сил, при этом снизить сопротивление со стороны установленной власти?

Если предположить, что все-таки официальный Берлин так или иначе контролирует деятельность "Асгард", то включение ресурса ЧВК, по всей видимости, представляется одним из наиболее эффективных ресурсов. ЧВК не скована обязательствами следовать букве закона и нормам международного права, может выполнять посреднические миссии, готовить местных военных, принимать непосредственное участие в боевых действиях», — заявила собеседница ФАН.

Кроме того, если брать за основу официальные данные бундесвера, утверждающего, что он не имеет отношения к «Асгарду», то здесь сценарий действий компании может быть менее непредсказуемым, вплоть до участия в организации террористической деятельности на территории Мали.

Немецкие драккары в африканской пустыне



Asgaard German Security Group в 2007 году основал отставной десантник ФРГ. Как следует из названия (город в скандинавской мифологии, в нем живут боги-асы), сотрудники компании в большинстве своем находятся под влиянием праворадикальных идей, что также говорит об их распространении в бундесвере. На логотипе организации написано: верность, лояльность, дисциплина, честь, храбрость и долг.

Как сообщается на официальном сайте, специалисты ЧВК консультируют и проводят обучающие семинары для национальных армий разных государств, занимаются вопросами безопасности, анализируют риски для бизнеса, организуют персональную защиту работников дипломатических миссий, гуманитарное разминирование и так далее.

Одним из основополагающих занятий Asgaard German Security Group является охрана стратегических объектов и предприятий в зонах с повышенным уровнем опасности. Взаимодействие выстраивается по линии государственных и частных компаний, гуманитарных организаций, реже правительствами.

Сами наемники особенно подчеркивают, что не сотрудничают с преступниками, бандформированиями и террористами. Их хлеб — обучение военнослужащих и сотрудников сил правопорядка. На вооружении ЧВК стоят образцы стрелкового оружия, используемого в НАТО, а также системы, построенные на платформе АК.

Информации об участии операторов «Асгарда» в конфликтах нет, однако известно, что наемников часто видели в таких странах, как Афганистан, Сомали, Пакистан, Хорватия. При этом сотрудники компании засветились в нескольких скандалах. К примеру, 23 мая 2010 года немецкая национальная новостная служба Tagesschau сообщила, что наемники были замечены в Могадишо, где вмешивались в гражданскую войну в Сомали и должны были помочь одному из кандидатов на пост президента прийти к власти.

Кроме того, в сентябре 2020 года несколько европейских СМИ заявляли, что в ЧВК состоит много праворадикально настроенных сотрудников, выстроивших настоящую неонацистскую сеть в бундесвере и полиции ФРГ за счет старых связей. Одним из ее членов стал солдат Маттиас Д., за которым с 2018 года следила Военная служба охраны (MAD) Германии по «подозрению в экстремизме». Мужчине вменяли совершение тяжкого преступления, угрожающего государству.



«Уже тот факт, что деятельностью этой ЧВК мало интересовались, говорит о том, что в немецком политическом истеблишменте был запрос на такого рода организацию. Это можно объяснить тем, что Германии никак не удавалось добиться реальных военных задач для себя в рамках миротворческих миссий ООН и НАТО. Так, например, в рамках MINURSO все, чего удалось добиться Германии, — это инвестиционная деятельность.

С 2008 по 2012 годы она предоставила добровольный взнос в размере 200 тысяч евро, надеясь за счет этого получить хотя бы разрешение на материально-техническое сопровождение миссии, но не получила. У Германии также один из самых маленьких контингентов среди военных наблюдателей по большинству миссий ООН в Африке, к тому же эти наблюдатели не имеют права на участие в боевых действиях», — утверждает эксперт.

Наталья Ивкина добавила, что по основному закону ФРГ, принятому в 1949 году, единственное упоминание о вооруженных силах зафиксировано в п. 3 статьи 4, где отмечается, что «никто не должен принуждаться к несению службы с оружием в руках». Это подтолкнуло официальный Берлин «закрыть глаза» на создание ЧВК, которая ему не подконтрольна.

«Об опыте их работы в Сомали говорят на официальном уровне, при этом не признают, что задачи ставятся бундесвером или каким-либо другим официальным институтом Германии. Это неудивительно, так как по закону страны вербовка силовиков для реализации оборонной деятельности за пределами страны запрещена.

Если говорить о пользе или вреде, который наносит деятельность данной ЧВК Германии, то, безусловно, тот факт, что она вышла на такой уровень, имеет возможности поддерживать или, наоборот, бороться с политическими силами за пределами зоны ответственности Германии, при этом политические силы таких стран, как Франция и Великобритания не заявляют протестов и не борются с ней открыто, — это плюс, но для образа страны, обещавшей некогда решать все проблемы исключительно мирным путем, сообразно нормам международного права, это наносит большой ущерб», — продолжила ученый.

Реакция властей Мали и сотрудничество с Россией



Открытым остается вопрос расположения правительства в Бамако к европейским силовикам, которые могут появиться на территории республики. На протяжении последних нескольких лет страна пытается избавиться от колониалистов в лице Парижа, стремящегося восстановить утраченное влияние в регионе.

«Франция для Мали, действительно, является одной из тех стран, с которой сотрудничество — это прямой путь к "новому типу колониализма". Тут Германия имеет некий "карт-бланш", так как Франция частично отказывается от прошлой активности в Мали, например, это видно по операции "Бархан".

Нынешнее правительство испытывает к Германии скорее чувство "сдержанного оптимизма", разделяя немецкие и французские усилия по стабилизации ситуации. Немецкая сторона вызывает больше доверия, так как Берлин несет в Мали новые технологии и большие объемы инвестиций. Но это вовсе не означает, что власти Бамако будут рады приходу немецкой ЧВК на свою территорию и взамен на экономические вливания позволят оказывать услуги безопасности», — уверена аналитик.

Несмотря на отсутствие данных о реальном военно-техническом потенциале государства, частная компания не сможет, а скорее всего и не будет защищать интересы одной конкретной группы людей, находящихся у власти.

«Доверять ЧВК, не подчиняющейся какой-то конкретной структуре правительства, слишком опрометчивый шаг. Кроме того, сохраняется опасность германо-французского тандема. Точных данных, какое влияние имеет официальный Берлин на "Асгард", нет, поэтому вполне может быть, что данная ЧВК отвечает интересам новой общеевропейской повестки (косвенные доказательства этому — опять же факт отсутствия активной борьбы по прекращению ее деятельности в Сомали).

С учетом того, что ЧВК может поддержать любую сторону, есть вероятность сотрудничества "Асгард" не только с официальными властями страны», — пояснила Наталья Ивкина.

Федеральное агентство новостейФедеральное агентство новостей

В то же время эксперт напомнила, что наибольший интерес для правительства африканской страны представляет Россия.

«Наше государство вызывает доверие хотя бы потому, что никогда не имело колоний на континенте, а также в его стратегии наблюдается тенденция к взаимодействию с действующей властью, а не стремление переделать страну "под себя" посредством поддержки террористических группировок. Таким образом, российская работа пользуется поддержкой, есть прецеденты выхода на митинги в поддержку сначала российской политики на Черном континенте, а затем и политики по помощи ДНР и ЛНР.

Немецкой ЧВК ждать схожего сценария пока не стоит, хотя официальный Берлин и пытается вести переговоры с полковником Ассими Гоита, но пока сама немецкая сторона не говорит об особых перспективах. Неосторожные требования нового немецкого правительства во главе с Олафом Шольцем по предоставлению гарантий безопасности солдатам бундесвера, в обмен на поддержку Гоита и сохранению своего присутствия в стране, подорвали доверие», — заключила доцент.

Ранее власти Мали сообщили, что национальная армия предотвратила государственный переворот. Чуть позже местные активисты обнародовали доказательство причастности к произошедшему Франции. Как заявил в интервью ФАН блогер и политический обозреватель Павел Шипилин, несмотря на вывод войск операции «Бархан» и прекращение действий оборонных соглашений между Бамако и Парижем, бывшая метрополия не оставляет попыток повлиять на экс-колонию.

* - физлицо или организация, признанные в РФ иноагентами
загрузка...
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)