MaksimO
Опубликовано: 22:49, 12 апрель 2022
Политика

«Остается старое доброе присоединение»

10 апреля в Южной Осетии прошли выборы, в них приняли участие пять кандидатов. Предварительные итоги голосования свидетельствуют об отсутствии у лидеров необходимой 50-процентной поддержки, что означает второй тур выборов. Лейтмотивом кампании стала идея Анатолия Бибилова о присоединении Южной Осетии к России — он использует ее на выборах уже в третий раз. Почему Анатолий Бибилов не победил в первом туре и означает ли это, что избиратели в республике не хотят в состав России, разбиралась спецкор «Ъ» Ольга Алленова.

Кроме Анатолия Бибилова на пост президента баллотировались лидер партии «Ныхас» Алан Гаглоев, бывший депутат парламента Дмитрий Тасоев, депутат Гарри Мулдаров и вице-спикер парламента Александр Плиев. Всех их в ночь с 10 на 11 апреля можно было увидеть в Цхинвале на центральной площади — месте, где в последние годы местные жители решают острые вопросы, в том числе связанные с выборами. Около полуночи Александр Плиев заявил журналистам, что президент Бибилов и оппозиционер Алан Гаглоев проходят во второй тур — такой вывод он сделал исходя из данных от участковых избиркомов. К этому времени протоколы с участков стали появляться в осетинских Telegram-каналах — их присылали представители кандидатов на участках. Примерно в час ночи данные о том, что на некоторых участках побеждает Алан Гаглоев, опубликовал ТАСС. В 1:11 президент Анатолий Бибилов заявил ТАСС, что в республике пройдет второй тур выборов. ЦИК республики хранил молчание до утра. 11 апреля в 11:00 председатель ЦИКа Эмилия Гагиева сообщила на брифинге, что, по предварительным данным (к этому часу было обработано 95% бюллетеней), Алан Гаглоев набрал 36,9% голосов, а Анатолий Бибилов — 33,5%. Повторное голосование должно состояться в течение 15 дней, то есть не позднее 25 апреля, но реально состоится позже, поскольку по закону голосование не должно проходить в праздничные и предпраздничные дни.

Эксперты, опрошенные «Ъ», называют нынешнюю избирательную кампанию беспрецедентной — по количеству жалоб в прокуратуру на нарушение избирательного законодательства, а также по числу компрометирующих участников выборов видео- и аудиозаписей, попавших в осетинский интернет. «Таких нарушений в ходе предвыборной кампании, которые мы видим сейчас, не было никогда»,— говорит депутат парламента Южной Осетии Давид Санакоев.

15 марта ЦИК Южной Осетии зарегистрировал 5 и отказал в регистрации 12 кандидатам. Так, юрист и бизнесмен Рустам Дзагоев не был зарегистрирован ЦИКом по причине «предоставления неполных сведений о доходах» и «недостаточного количества действительных подписей избирателей в поддержку кандидата». Господин Дзагоев оспорил решение ЦИКа в Верховном суде Южной Осетии. По его словам, ЦИК в суде не смог подтвердить неправильное оформление документов кандидата Дзагоева: «На все мои доводы представитель Центризбиркома говорил о "внутренней проверке ЦИКа", которая выявила эти нарушения, однако никаких документов по итогам этой проверки представить не смог».

Собеседник «Ъ» также отмечает, что в разных документах ЦИКа указано разное количество недействительных подписей в его подписных листах: в итоговом протоколе ЦИКа — 700, в постановлении об отказе в регистрации — 768, в возражении на исковое заявление в суд — 1453. Несмотря на это, Верховный суд республики признал решение ЦИКа, по словам Рустама Дзагоева, «обоснованным и законным».

Депутат Давид Санакоев тоже не был зарегистрирован кандидатом в президенты. «Официальная причина отказа — якобы неправильно оформленные подписные листы,— рассказал он “Ъ”.— Я обжаловал отказ ЦИКа в суде и в судебных прениях, доказал, что мои подписные листы составлены корректно и что я предоставил исчерпывающую информацию. ЦИК предъявил в суд ведомость о приеме подписных листов и протокол — в этих документах называется разное количество "недействительных" подписей, но суд не счел это важным. Также суд не обратил внимания на показания свидетелей о том, что ведомость и протокол не были подписаны 15 марта, как этого требовал закон,— их подписали задним числом. У нас есть официальные свидетельства об этом двух членов ЦИКа».

Давид Санакоев — бывший глава МИД Южной Осетии и бывший уполномоченный по правам человека. Он давний оппонент президента Анатолия Бибилова, участвовал в президентских и парламентских выборах, избрался в парламент от партии «Ныхас», но впоследствии из партии вышел.

По словам Давида Санакоева, шесть граждан обжаловали в суде решение ЦИКа, но их иски не были удовлетворены. Господин Санакоев считает, что президент Южной Осетии «подчинил себе все органы власти: и судебную, и исполнительную, и законодательную, и СМИ».

«На самом деле, именно действующий президент Анатолий Бибилов усилил независимость парламента,— возражает председатель парламента Южной Осетии Алан Тадтаев.— Парламент стал профессиональным, депутаты больше не совмещают работу в законодательном органе с должностями в исполнительной власти, соответственно, рычагов влияния на них, которые существовали раньше, больше нет. Кроме того, именно Бибилов вернул смешанную систему выборов депутатов: сейчас в парламент могут избираться мажоритарии. Оба эти изменения делают парламент менее удобным для президента». Что касается СМИ, говорит Алан Тадтаев, то в государственных медиа сейчас достаточно оппозиционных журналистов, которые не скрывают своего мнения «и никто их не увольняет», хотя «семь-восемь лет назад» были случаи массового увольнения с телевидения, а за выраженное вслух недовольство «могли забрать прямо с улицы или выставить за пределы республики».

Главные нарушения предвыборной кампании, по мнению оппозиции, связаны с работой республиканского ЦИКа. Господин Дзагоев утверждает, что 15 марта, когда ЦИК голосовал за или против регистрации кандидатов, «мотивировочная часть постановления ЦИКа отсутствовала, обоснованность отказа никем не проверялась». Рустам Дзагоев и Давид Санакоев ссылаются на аудиозапись, сделанную кем-то из членов ЦИКа в ночь с 15 на 16 марта на заседании Центральной избирательной комиссии Южной Осетии и опубликованную в интернете (запись есть в распоряжении «Ъ»). «Из этой записи следует, что Центральная избирательная комиссия к полуночи 15 марта зарегистрировала менее двух кандидатов на должность президента,— говорит господин Дзагоев.— На заседании ЦИКа не рассматривались пакеты документов кандидатов, решения не мотивировались, даже постановления не всегда зачитывались. На записи слышно, как члены рабочей группы говорят, что не успели проверить все пакеты документов. Тем не менее решения были приняты. Члены ЦИКа голосовали за или против кандидата исключительно по субъективным причинам».

Господин Санакоев говорит, что аудиозапись свидетельствует о предвзятости ЦИКа: «Мы прямо слышим на аудиозаписи, что члены ЦИКа просто называют фамилию и говорят, проходной это кандидат или непроходной».

По его словам, в рабочую группу ЦИК Южной Осетии, занимающуюся проверкой представленных кандидатами избирательных документов, входят 12 человек: «Большинство из них представлены и введены в ЦИК президентом».

25 марта в осетинском популярном Telegram-канале «Бонварнон» появилась видеозапись с камер наблюдения из здания ЦИК Южной Осетии, сделанная в ночь с 5 на 6 марта (есть в распоряжении редакции «Ъ»). 5 марта ЦИК закончил принимать документы от кандидатов на должность президента республики. На записи видно, как в ночь с 5 на 6 марта, а также поздно вечером 6 марта в здании ЦИКа появляются люди, работающие в администрации президента Южной Осетии (их личность на записи идентифицирована, три собеседника «Ъ» подтвердили, что на записи именно эти люди): они длительное время находятся в кабинете председателя ЦИКа, а сотрудницы избирательной комиссии приносят им папки с документами. В течение нескольких дней видео стало вирусным, его обсуждали и комментировали политики и простые избиратели в соцсетях.

Давид Санакоев не сомневается в достоверности этой записи: «Мы знаем этих людей, это члены партии "Единая Осетия", сотрудники аппарата президента и его пиарщики». По его словам, председатель ЦИКа подтвердила в разговоре с ним присутствие их в ЦИКе в ночное и вечернее время. «Одного из ночных гостей она назвала юрисконсультом,— рассказывает депутат.— Но закон говорит, что при проверке подписных листов могут присутствовать только определенные люди, уполномоченные представители кандидатов. Ни один из ночных гостей не является уполномоченным представителем Бибилова. И проверка не должна происходить после завершения работы ЦИКа, в ночное время. Для нас очевидно, что эти люди совершили какие-то манипуляции с документами, а потом отказали нам в регистрации».

Один из членов ЦИКа, Фатима Джиоева, полагает, что видеозаписи были слиты, а затем смонтированы штабами кандидатов, не прошедших избирательный фильтр: «Когда сливают записи из ЦИКа и они сопровождаются не соответствующими действительности комментариями, это выглядит как заказ и попытка внести напряженность в выборный процесс»,— говорит госпожа Джиоева. По ее мнению, о монтаже свидетельствует ряд «бросающихся в глаза несоответствий».

И Рустам Дзагоев, и Давид Санакоев считают, что выборы были дискредитированы. «Сняли кандидатуры тех, которые выполнили все требования конституции Южной Осетии и имели право на участие в выборах,— говорит господин Дзагоев.— Были грубо нарушены избирательные права, что ставит под сомнение результаты этих выборов, какими бы они ни были. Считаю их незаконными и нелегитимными». «Мы обо всех этих нарушениях заявили в прокуратуру, в КГБ, но никакой реакции совершенно,— резюмирует господин Санакоев.— По их мнению, ничего сверхъестественного не происходило».

Фатима Джиоева считает такую реакцию ожидаемой: «Оснований для отказа незарегистрированным кандидатам было достаточно, но понятно, что признать это они не готовы». По ее словам, члены ЦИКа в период регистрации кандидатов работали допоздна: «Работы было очень много, это не было секретом». Она не считает, что ЦИК республики подконтролен президенту: «Мнения среди членов комиссии бывают совершенно разные».

До вечера 10 апреля мало кто в Южной Осетии понимал, каким может быть исход выборов. Собеседники «Ъ» говорят, что впервые в республике не проводились соцопросы.

«У нас на этих выборах не было абсолютно никакой социологии,— рассказал “Ъ” экономист, бывший советник президента Южной Осетии Сослан Джуссоев.— Я не знаю, с чем это связано. Люди лишь гадали, кто из кандидатов сколько процентов наберет. Не могу сказать, является ли действующий президент фаворитом этой гонки. Нарушений в ходе кампании много, и они заметны. Вы, наверное, видели ночные записи из ЦИКа — такого у нас не было никогда. Народ и так подозревал, что на выборах регулярно происходят какие-то нарушения, но в этот раз они увидели это воочию. Очень огорчает отсутствие внятной реакции на это со стороны правоохранительных органов».

По мнению собеседников «Ъ», рейтинг президента Южной Осетии за последние пять лет упал по ряду причин, и одна из них — экономическая. «Никаких существенных изменений в экономике не произошло,— объясняет господин Джуссоев.— В нашем случае толчок к развитию экономики дало бы смягчение налогового законодательства и таможенного законодательства, но власти на это не пошли — средний и малый бизнес не сделали ни одного шага вперед за эти пять лет. У людей нет работы, бедность становится всеобщей, и выхода из нее не видно».

Вторая причина снижения доверия к президенту — незащищенность местных жителей от силовиков, которую продемонстрировала трагическая гибель жителя республики Инала Джабиева, задержанного сотрудниками МВД и убитого в здании ведомства. По версии властей, Инала Джабиева и еще двух цхинвальцев подозревали в покушении на главу МВД Игоря Наниева, однако доказательств их причастности предоставлено не было. Задержанных пытали — это подтвердили двое выживших. У Инала Джабиева осталось трое малолетних детей. После его смерти в Южной Осетии прошли массовые митинги, а в конце 2020 года мать убитого Майя Цискадзе и его вдова Оксана Сотиева несколько месяцев провели на главной площади города, протестуя против затягивания расследования и требуя наказания генпрокурора и главы МВД. Господин Джуссоев, как и многие другие цхинвальцы, приходил на площадь к женщинам, которые там ночевали. В митингах он не участвовал и публично не выступал, тем не менее 29 декабря 2020 года господин Бибилов освободил его от должности своего советника. Сегодня дело Инала Джабиева слушается в суде, но родственники убитого недовольны ходом следствия. «И президент, и генпрокурор божились, что дело будет расследовано и виновных накажут,— говорит Давид Санакоев.— Люди требовали справедливого расследования, чтобы спокойно жить и не бояться, что завтра кого-то снова заберут и запытают до смерти. Но следствие идет по пути развала дела, хотя есть все материалы, чтобы наказать виновных: как исполнителей, так и заказчиков, не допустивших объективного расследования».

30 марта Анатолий Бибилов заявил, что после выборов в республике пройдет референдум о ее вхождении в состав России. «Я считаю, что объединение с Россией — наша стратегическая цель,— заявил президент.— Наш путь. И по этому пути Южная Осетия будет двигаться».

Таким образом, глава Южной Осетии уже в третий раз вышел на выборы с идеей вхождения республики в РФ — за эти годы он не раз говорил, что считает такое объединение целью всей своей жизни.

«Анатолий Ильич шел с этой идеей на парламентские выборы 2014 года, потом на президентские выборы 2017 года и на парламентские 2019 года. Со стороны партии "Единая Осетия" тоже звучал этот призыв,— говорит Сослан Джуссоев.— Я склонен считать, что это скорее предвыборная технология. У нашего президента российские политтехнологи — они считают, что это выигрышная идея, которая гарантирует ему переизбрание». По мнению эксперта, у президента внутри республики много проблем, поэтому он решил использовать «российскую карту»: «На предвыборных дебатах президента жестко критикуют, каких-то успехов за пять лет республика не достигла, поэтому остается старое доброе присоединение».

В свою очередь, Давид Санакоев называет лозунг о присоединении «спекуляцией президента»: «В 2016 году, накануне выборов 2017-го, Анатолий Бибилов и тогдашний президент Южной Осетии Леонид Тибилов подписали документ о том, что во время выборов не будут эксплуатировать эту тему, но тот, кто выиграет выборы, проведет в 2017 году референдум. Но реальных шагов к этому не было сделано ни в 2014-м, когда Анатолий Бибилов выиграл парламентские выборы, ни в 2017-м, хотя власть последние годы принадлежала только ему».

На прошлых президентских выборах у Анатолия Бибилова была политическая программа с описанием пяти шагов интеграции в Россию, вспоминает политический обозреватель североосетинского телеканала «Крылья TV» Руслан Тотров, «но этой обещанной неминуемой пошаговой интеграции, в том числе в юридической плоскости, не случилось».

Господин Тотров с августа 2020 года рассказывает в СМИ о деле убитого Инала Джабиева и критикует действия президента Южной Осетии. В январе 2021-го во владикавказскую редакцию к Руслану Тотрову пришли двое жителей Южной Осетии и избили его. Один из нападавших — замминистра обороны Южной Осетии Сергей Кабисов, другой — Руслан Танделов, оба приехали во Владикавказ на BMW с государственным номером Южной Осетии, их лица видны на камерах наружного наблюдения. Сейчас во Владикавказе проходит судебный процесс по этому делу. «Президент Южной Осетии тогда промолчал, а его пресс-служба заявила, что у него нет необходимости с помощью "неизвестных людей" решать какие-то вопросы,— рассказывает господин Тотров.— Но эти люди оказались очень известными — это близкие к Бибилову люди, один из них еще и его родственник».

6 апреля Telegram-канал «Бонварнон» опубликовал видеозапись предвыборной агитации в поддержку Анатолия Бибилова, сделанную анонимно в одном из цхинвальских домов. На записи местная жительница, которую видно со спины, через окно разговаривает с девушкой по имени Виктория, агитирующей за действующего президента.

— Я из инициативной группы Анатолия Ильича Бибилова,— говорит Виктория.— Мы хотим воссоединить Южную Осетию с Россией. Как вы знаете, наш президент уже объявил об этом, но для того, чтобы провести референдум, нам необходимо собрать 2 тыс. подписей. Скажите, пожалуйста, вы выступаете за проведение референдума или против?

— За,— отвечает хозяйка дома.

— Вам удобно будет тогда заполнить подписные листы?

— Да.

Виктория отмечает что-то в телефоне и продолжает:

— 10 апреля состоятся выборы президента Южной Осетии. Скажите, вы будете голосовать? Лично я буду голосовать за Анатолия Ильича. Я очень хочу в состав Российской Федерации, и сейчас Москва доверила нашему президенту воссоединить осетинский народ. Оппозиция же, наоборот, выступает против воссоединения России с Южной Осетией. Я очень боюсь, что, если кто-то из них изберется, они отменят референдум, поэтому хочу вас попросить проголосовать за Анатолия Ильича Бибилова. Скажите, вы проголосуете за Бибилова 10 апреля?

— Да.

Это видео, по словам собеседников «Ъ», широко обсуждалось в Южной Осетии. «В народе глубоко сидит эта мечта об объединении с северными братьями (с Северной Осетией.— “Ъ”), и мы всегда выступали за вхождение в Россию,— говорит Давид Санакоев.— И то, что президент пытается связать присоединение Южной Осетии к России с его переизбранием — а вся его агитация строится на этом, многих людей возмущает».

31 марта пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя журналистам инициативу президента Южной Осетии о присоединении к РФ, сказал: «Я не могу выразить никакую позицию. У нас в этом плане никаких ни юридических, ни иных действий не предпринималось. Но в то же время в данном случае речь идет о выражении мнения народа Южной Осетии, мы с уважением к нему относимся». 5 апреля МИД России призвал не торопиться с обсуждением перспектив референдума в Южной Осетии. «Давайте дождемся сначала результатов выборов, которые пройдут в Южной Осетии 10 апреля,— заявил "Интерфаксу" замглавы МИДа Андрей Руденко.— Будут президентские выборы. А потом будем говорить обо всем остальном».

Политобозреватель Тотров убежден, что Южная Осетия и так находится под «протекторатом Москвы, в том числе военным»: «Дотации идут из Москвы, военная база российская есть. И нельзя сказать, что при объединении что-то сильно поменяется». По его мнению, инициатива о референдуме и присоединении к России принадлежит исключительно Анатолию Бибилову и Россия не имеет к ней отношения, иначе Южная Осетия давно вошла бы в РФ. Отчасти подтвердил это и Анатолий Бибилов, заявивший 9 апреля ТАСС, что вопрос о референдуме в Южной Осетии и присоединении к России с российским президентом «пока не обсуждался».

«И МИД РФ, и пресс-секретарь Путина Песков сказали, что никаких процессуальных или юридических действий со стороны России в отношении Южной Осетии нет,— резюмирует господин Тотров.— Такой же месседж отправлялся цхинвальским властям и в прошлый раз. Более того, Путин заявлял, что, несмотря на крошечный размер, Южная Осетия является важным партнером России на закавказском направлении. Получается, Анатолий Бибилов видит роль Южной Осетии как-то иначе».

«Президент не раз говорил про окно возможностей (для воссоединения с Россией.— “Ъ”). Он подчеркивал, что такое окно однозначно существовало в 2014 году после возвращения Крыма,— говорит пресс-секретарь президента Бибилова Дина Гассиева.— Тогда инициатива Анатолия Бибилова (на тот момент спикера парламента) не нашла должной поддержки у президента Южной Осетии. Сегодня Анатолий Бибилов считает, что наступило время действовать в этом направлении, и народ должен сказать свое слово. Это связано с ситуацией в мире, с необходимостью объединиться вокруг России и обеспечить полную и безоговорочную независимость республики». Россия не могла и не должна была предпринимать никаких юридических шагов, говорит Дина Гассиева: «На этом этапе все юридические шаги прописаны в нашем законодательстве о референдуме, и они сегодня предпринимаются. Что касается России, мы видим поддержку со стороны многих политиков, сенаторов, депутатов, глав регионов и общественных деятелей, это нас очень воодушевляет».

загрузка...
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)