MaksimO
Опубликовано: 17:51, 13 июнь 2022
Политика

Украинский цугцванг: как ВСУ оказались отрезаны от помощи в Северодонецке

Alexander Rekun / Global Look Press MOD Russiavia / Global Look Press Pavel Nemecek / CTK Photo / Global Look PressAlexander Rekun / Global Look Press MOD Russiavia / Global Look Press Pavel Nemecek / CTK Photo / Global Look Press

В рамках специальной военной операции ВС России по демилитаризации и денацификации Украины в Донбассе продолжаются бои за контроль над ключевыми населенными пунктами Донецкой и Луганской народных республик, оккупированными ВСУ. Главным театром военных действий по-прежнему остается северное направление — вокруг Северодонецка и Лисичанска, где украинская армия оказалась в катастрофическом положении.

Пытаясь затормозить неуклонное продвижение сил РФ и союзных подразделений армии ЛНР, украинские военные подорвали последний мост через реку Северский Донец, соединявший два города и снабжавший оставшиеся отряды ВСУ в районе Северодонецка. В итоге войска Киева сами захлопнули крышку своеобразного «котла» вокруг собственных отрядов в Северодонецке. И теперь заблокированным украинским солдатам предстоит неутешительный выбор — переплывать реку под ударами артиллерии, уходить в круговую оборону без единого шанса на выживание или воспользоваться предложением союзный сил и сдаться в плен.

О продолжающихся боях за Северодонецк и о том, как ВСУ сама себя перехитрила и попала в «собственную» ловушку, рассказывает руководитель военно-политического Telegram-канала Astra Militarum Комиссар Яррик.

Прорыв к Северодонецку



Отход украинских войск из мощного укрепрайона Попасной, вызванный прорывом эшелонированной обороны российскими силами и армией Луганской народной республики, дал толчок к массированному продвижению всех освободительных отрядов на северном фланге ВСУ в Донбассе. Вклинившись в оборонительные порядки украинской армии, силы РФ и ЛНР осложнили логистическую и стратегическую компоненту войск противника в оставшихся под их контролем частях бывшей Луганской области Украины.

Естественно, главные бои на этом направлении развернулись за Северодонецко-Лисичанскую городскую агломерацию — центр украинской оккупации, потеря которого знаменует полное освобождение Луганщины. Несмотря на ожесточенное сопротивление, союзные силы стеснили украинские формирования и начали обозначать контуры будущего окружения целой группировки ВСУ.

Sergii Kharchenko/ZUMAPRESS.com/globallookpressSergii Kharchenko/ZUMAPRESS.com/globallookpress

Как уже не раз отмечалось, активная накачка украинских войск в этой городской агломерации привела к тому, что значительная часть солдат в данный момент оказалась перед перспективой попасть в «котел». В частности, советник главы МВД ЛНР Виталий Киселев заявил, что в оперативном окружении в Северодонецко-Лисичанской агломерации находится от 15 до 16 тысяч украинских силовиков — включая подразделения националистов. Однако реальные контуры оказались гораздо глубже и опаснее для карателей: завершив 13 мая зачистку промышленных кварталов, территории завода "Заря" и поселка Воеводовка, союзные антифашистские силы полностью освободили район населенного пункта Рубежное и вклинились в северо-восточные окраины Северодонецка.

Не помогли украинцам активное накачивание группировки: напор со стороны российских подразделений и защитников Луганщины оказался настолько плотным, что ВСУ пришлось уничтожать за собой мост в Воеводовке — лишь бы наступающие силы освободителей не вошли в Северодонецк. Однако этот шаг оказался бессмысленным и тем самым стал первым актом драмы, предрешившим текущее положение дел на рубеже.

Понаставили капканов



Союзные силы 20 мая начали активное продвижение в кварталах Северодонецка, ведя бои с засевшими в жилых домах группами украинских военных. Блокировав город с трех сторон, штурмовые отряды закрепились на окраинах, в то время как артиллерийские подразделения работали по крупным узлам обороны и снабжения ВСУ. Как сообщалось, украинские солдаты насильно изгоняли граждан из собственных домов и оборудовали огневые точки на балконах многоэтажек.

Отработав всю механику ведения уличных боев в ходе штурма крупного укрепрайона в Попасной, главный удар дальнобойной артиллерии был рассчитан на коммуникации между Северодонецком и Лисичанском, а именно — на мосты через реку Северский Донец. В результате прямого попадания из 240-мм миномета «Тюльпан» союзных сил 21 мая был уничтожен Павлоградский мост. Вторая переправа через Северский Донец — Донсадовский мост — в первые же дни штурма оказалась под полным огневым контролем РФ и ЛНР. Кроме того, через нее невозможно провести технику. По сути, у украинских войск в городе остался только Пролетарский мост, по которому они могли получать снабжение или бежать в случае провала.

globallookpress.com/Diego Herrera/Keystone Press Agencygloballookpress.com/Diego Herrera/Keystone Press Agency

А поражение для ВСУ меж тем оказалось более чем реальной перспективой. Несмотря на то, что противник перебросил в город дополнительные силы и средства из Лисичанска, штурмовые группы ВС РФ закрепились на рубежах и продолжили натиск. К концу мая украинские войска психологически надломились: после потери Попасной и бегства из Красного Лимана весь фронт в районе Северодонецка начал «сыпаться», а вчерашние «герои Украины» в массовом порядке поспешили сдаваться в плен или же самовольно покинули занимаемые позиции. В итоге к 25 мая, после занятия Белогоровки и блокирования трассы на Артемовск, согласно данным Народной милиции ЛНР, Северодонецк оказался в оперативном окружении.

Список подразделений ВСУ, оказавшихся перед перспективой полного окружения, впечатляет. На конец мая — начало июня в районе Северодонецка и Лисичанска попали бойцы сразу нескольких украинских бригад — подразделения 15-го полка Нацгвардии, 27-й отдельной реактивной артиллерийской бригады, 4-й отдельной бригады оперативного назначения, танкисты 17-й бригады, военнослужащие 58-й мотопехотной бригады ВСУ, две бригады территориальной обороны и боевики из нацбатальона «Донбасс». В общей сложности — 11 тысяч человек.

Любопытно, что Киев, даже видя конкретные темпы продвижения РФ и ЛНР в Северодонецке, неизменно пытался сделать хорошую мину при очень плохой игре. С началом штурма города киевские пропагандисты пытались недуг украинских войск определить в подвиг и заявляли о некоем «тактическом маневре» и готовности украинских сил к контрнаступлению в Северодонецке. Дело дошло до того, что 2 июня, когда российские войска уже освободили жилые кварталы города, советник Офиса президента Украины Алексей Арестович заявил, что ВСУ «притворно сдают» населенный пункт, втягивая российские войска «в ловушку» — якобы провести «контратаку» проще, чем удерживать позиции. За такие фатальные противоречия и откровенное вранье Арестовича даже внесли в список скандально известного сайта «Миротворец» — впрочем, главному рупору киевского режима это не мешает и дальше плести паутину лжи.

Последний хрупкий мост



Между тем бои за Северодонецк все больше принимали для украинских карателей угрожающий оборот. После того как союзные силы взяли город в оперативное окружение (физически кольцо не было замкнуто — украинские войска могли уйти по оставшемуся мосту через реку в Лисичанск), в рядах ВСУ воцарилась паника. В точности как полмесяца назад, в Красном Лимане, военные отказываются выполнять приказы командования и идти в Северодонецк, как говорится, «на убой». Некоторые украинские солдаты рассказали, уже сдавшись в плен, что с позиций в районе Северодонецка и Лисичанска весь высший командный состав и офицеры среднего звена давно сбежали, а все команды защищать агломерацию «до последней капли крови» передаются по каналам связи.

Глава Чечни Рамзан Кадыров 28 мая сообщил, что силы РФ освобождают жилую застройку Северодонецка, противник собирает оставшиеся разрозненные формирования в промышленном районе города — вокруг завода «Азот». К началу июня российские войска контролируют до 70% территории Северодонецка — жилая застройка была освобождена, союзные силы продолжают зачистку города. Заблокированные на заводе «Азот» бойцы ВСУ попробовали контратаковать войска РФ и ЛНР, однако не смогли прорваться через плотный артиллерийский и минометный огонь.

prt scr youtube.com/Military Archiveprt scr youtube.com/Military Archive

Поняв, что Северодонецк ВСУ удержать не удастся, украинские части начали самовольно сниматься с места и перебираться в Лисичанск, причем, по данным Минобороны РФ, потери в некоторых подразделениях достигают до 90% личного состава. На заводе «Азот» войска «незалежной» по приказу из Киева заминировали емкости с селитрой и азотной кислотой, общий объем которых превышает 100 тонн. Как и в случае с другими подобным терактами в Кременной и Рубежном, когда были заминированы цистерны с токсичными веществами, детонация приведет к неизбежным потерям среди мирного населения города, однако киевский нацистский режим это уже не волнует.

В отличие от судьбы мирного населения, гораздо больше киевских нацистов взволновало дезертирство военных из Северодонецка: к середине июня на территории завода «Азот» оставалось до 400 украинских солдат и офицеров младшего комсостава. Чтобы затормозить продвижение ВС РФ, Киев фактически пожертвовал оставшимися силами собственной армии и 12 июня взорвал Пролетарский мост — последнюю переправу через Северский Донец. Тем самым прекратив полноценное снабжение заблокированных на заводе «Азот» военных и отказавшись от любой возможности контрнаступления. В тот же день в генштабе ВСУ признали утрату контроля за центром Северодонецка.

В капкан, который Киев ставил для российских военных, попались украинские солдаты.

Судьба палачей



Замначальника управления Народной милиции ДНР Эдуард Басурин 13 июня сообщил, что оставшиеся промышленные районы Северодонецка фактически были заблокированы — причем собственными руками ВСУ после подрыва Пролетарского моста. Теперь украинским солдатам, находящимся на заводе «Азот», предлагается сделать последний выбор — они вольны сдаться в плен или погибнуть по приказу своего командования, оставившего их на произвол судьбы.

prt scr youtube.com/Телеканал Оплот ТВprt scr youtube.com/Телеканал Оплот ТВ

«Северодонецк фактически блокирован после того, как вчера они подорвали последний мост, который соединял с Лисичанском. Те украинские воинские подразделения, которые там находятся, остались навсегда. У них два варианта: или последовать примеру своих сослуживцев и сдаться, или умереть. Другого варианта у них нет», — заявил Басурин.

Несмотря на то, что территория завода «Азот» сравнима по площади с промзоной вокруг печально известного комбината «Азовсталь» в Мариуполе, ситуация в морально-психологическом ключе для ВСУ сильно отличается от той, которая была еще несколько месяцев назад. Оказавшись в полном окружении, тем более по вине собственного командования, украинские военные не смогут оказывать в полной мере такого же сопротивления, как боевики полка «Азов»* (против членов организации в России заведены уголовные дела) в Мариуполе — для этого у них не хватает ни мотивации, ни сил. Бежать с территории завода и перебираться вплавь через Северский Донец, форсировать реку под артиллерийским огнем — еще более опасная авантюра.

В итоге украинские каратели, которые еще совсем недавно кичились «тактической гибкостью» и готовили «ловушку» для российских военных, сами оказались перед тяжелым выбором. Либо сложить буйную голову при прорыве или осаде «Азота», либо сдаться в плен. В любом случае исход для украинских военных, еще недавно планировавших «окончательное решение донбасского вопроса», уже предрешен.

* - в отношении некоторых представителей формирования в РФ возбуждены уголовные дела
загрузка...
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)