MaksimO
Опубликовано: 19:01, 15 июнь 2022
Политика

Растрепанный «диктатор»: скоро ли Великобритания устанет от Бориса Джонсона



Несмотря на бесчисленные проблемы, Борис Джонсон вновь оказался способен удержаться на своем посту.

Brexit и отделение Туманного Альбиона от Европейского Союза уничтожили карьеры двух британских премьер-министров от Консервативной партии, однако вознес на вершину третьего — Бориса Джонсона. Его путь наверх был извилист, но складывается ощущение, что всё, чем бы он ни занимался, служило одной цели — стать главой правительства. Однако став им, Джонсон пустился во все тяжкие — довольно скоро его даже обвинили в стремлении стать диктатором.

Неудачное правление, ложь и ошибки во время пандемии подкосили доверие ему среди британцев. 6 июня 2022 года Борис Джонсон сумел выиграть вотум недоверия среди депутатов своей партии, но на долго ли — предсказать никто не решается.

Автор Telegram-канала «Пиночет печет печенье» рассказывает о том, как Борис Джонсон стал премьер-министром Великобритании, как влез в скандал с вечеринками во время пандемии COVID-19 и что в итоге из этого вышло.

Забег к Даунинг-стрит



Путь к премьерству у Бориса Джонсона был весьма показателен и в принципе, укладывается в одну строчку — «всем кому и что обещал, всем прощаю». Не то чтобы это был какой-то новый принцип, в конце концов над знаменитым британским премьером Ллойдом Джорджем шутили — «за ложь меня браните хоть сто крат вы: то были лишь предвыборные клятвы». Однако Джонсон-хамелеон и Джонсон-манипулятор заслуживают гораздо большего внимания.

Martyn Wheatley/Keystone Press Agency/globallookpressMartyn Wheatley/Keystone Press Agency/globallookpress

Родился будущий премьер в достаточно богатой семье, благодаря чему оказался в Итоне, а потом и в Оксфорде. Полученные связи превратились в стажировку в Times, откуда его выгнали за фейковую цитату, которую он приписал академику Колину Лукасу. Джонсона выперли из одной газеты, и он тут же попал в другую — консервативный таблоид Daily Telegraph.

В возрасте 25 лет в 1989 году «перспективный актив» был отправлен на работу корреспондентом в Брюссель. В течении пяти лет Джонсон пишет популярные у читателей колонки, в которых отстаивает очень простую истину консерваторов — «все, что исходит от Евросоюза, мало того, что безумно, это еще и безумно плохо для Британии». Демонизация Брюсселя была поставлена Джонсоном на широкую ногу.



Популярность привела Бориса вначале к положению главного политического обозревателя газеты в 1994 году. Потом он получил колонку в журнале The Spectator, а также свое собственное телешоу. Тогда же он пообещал своему знакомому, который был судим за мошенничество, помочь ему в нападении на журналиста. Все это раскрылось в 1998 году — но Джонсон Fвышел из скандала популярной и даже узнаваемой персоной.

В 2008 году, проиграв номинацию на пост руководителя Консервативной партии, Джонсон смог стать мэром Лондона. Противники лейбористы не воспринимали его всерьез. В их штабе просто не верили, что Борис сможет стать мэром. Но тот не стал открыто демонстрировать консервативные убеждения, а предстал довольно либеральным деятелем — не синий (цвет консерваторов), не красный (цвет лейбористов), а «фиолетовый». Но на самом деле у Джонсона просто не было каких-либо убеждений — как он об этом за несколько лет до выборов признался своему знакомому.

Martyn Wheatley/Keystone Press Agency/globallookpressMartyn Wheatley/Keystone Press Agency/globallookpress

На посту мэра Джонсон попадал из одной неприятности в другую, но благодаря тому, что умел подбирать себе хорошую команду, врать и манипулировать СМИ, всегда умудрялся выходить сухим из воды. Во всяком случае, его репутация практически не пострадала, хотя он умудрился пообещать построить новый аэропорт и мост через Темзу.

Тем не менее после двух сроков на посту мэра с 2008 по 2016 год у него было мало перспектив занять даже министерский пост в правительстве. Возможность подкинул его конкурент по партии, а в тот момент премьер-министр Дэвид Кемерон — референдум по статусу Великобритании в составе ЕС.

Brexit и после



Агитация за Brexit, как считается, и позволила Борису Джонсону выдвинуться чуть ли не на первые роли в партии. Он успешно воспользовался своей популярностью как мэра Лондона, сказался так же опыт шельмования Брюсселя, который он приобрел, будучи корреспондентом Daily Telegraph. Итог мы все знаем — Brexit, Кэмерон вылетает в отставку, а на его место приходит Тереза Мэй.

Источник: flickr.comИсточник: flickr.com

И начинаются долгие переговоры по заключению наиболее выгодного соглашения о выходе для Британии, в которых у Джонсона на первых порах важная роль — он глава британского МИД. Но он не сходится во взглядах с официальным переговорщиком, уходит в отставку, сведения о переговорах сливаются в открытый доступ и начинается настоящая война за формирование окончательного соглашения о выходе. Все это сопровождается перевыборами, борьбой с лейбористами во главе с Джереми Корбиным и уходом Терезы Мэй в отставку.

Во время выборов нового лидера «тори» (Консервативной партии) Джонсон выдвинул простой подход — он просто выведет Британию из ЕС к 31 октября 2019 года. И точка. Радикализм и харизма Бориса сыграли свою роль — он стал премьером, не без помощи тех, кто хотел «Брекзита любой ценой».

Martyn Wheatley/Keystone Press Agency/globallookpressMartyn Wheatley/Keystone Press Agency/globallookpress

Первая же речь в парламенте 25 июля 2019 года не оставила сомнений — Джонсон остался самим собой, его предвыборные заявления не были пустой игрой, он будет выдвигать Евросоюзу такие требования, которые тот не захочет выполнять. Со своей стороны Брюссель действовал в единстве и раскачать его членов на бунт в тылу не удалось.

С другой стороны, в правительство Джонсона набилось огромное число весьма сомнительных личностей. Прити Патель была назначена на пост главы МВД — хотя в 2017 году ее уволили из правительства из-за неофициальных встреч с премьером Израиля. Гэвин Уильямсон, уволенный с поста министра обороны в предыдущем кабинете Мэй за утечку конфиденциальной информации, вернулся на пост министра образования. Наблюдатели сделали вывод, что Джонсон больше ценит лояльность, а не профессионализм.

Источник: flickr.comИсточник: flickr.com

Это было только начало долгого пути, во время которого Бориса за его «подрыв британской демократии» сравнивали с диктатором, называли лжецом и аморальным типом. Особенно постарался его старый знакомый журналист Питер Оборн, написавший об этом книгу. Он даже послал длинный список лжи и искажений со стороны премьера Джонсона спикеру палаты общин, но тот не прореагировал.

В октябре 2020 года 800 британских юристов и судей, включая трех бывших судей Верховного суда, призвали кабинет Бориса немедленно прекратить свои атаки на систему правосудия и верховенство закона. В частности это касалось действий госпожи Патель, практиковавшей незаконные депортации мигрантов. Начался скандал, правительство обвиняло суды в том, что они вмешиваются не в свои дела. Назначенная комиссия не нашла таких фактов, но Джонсон не угомонился.

Источник: flickr.comИсточник: flickr.com

Еще ранее, в 2019 году был опубликован отчет, в котором поведение политических элит в 2016-2019 годах, особенно консервативных, было охарактеризован как опасный по отношению к неписанной конституции Британии и ее демократическим нормам. А бывший председатель Верховного суда страны Дэвид Нойбергер просто считает, что Британия на всех порах несется к диктатуре во главе с Борисом Джонсоном.

В мае 2021 года Борис решил окончательно закрутить гайки на медиарынке, и назначает печально известного главного редактора Daily Mail Пола Дакра главой Ofcom, правительственного регулятора СМИ. Из этой затеи ничего не получилось — слишком уж одиозен был человек, который в 2016 году, когда трое судей Верховного суда не согласились с решением по Brexit, вытащил их портреты на первую полосу, сопроводив подписью «Враги народа».

Пришлось Борису искать другого человека, но, что более важно, целый ряд изданий, например ВВС, стали вести себя совсем беззубо, фактически введя самоцензуру и не пропуская ничего, чтобы могло сильно повредить премьеру и его кабинету.

Источник: pxhere.comИсточник: pxhere.com

Параллельно правящий кабинет получал оплеухи из-за границы. Например, советник президента Нигерии прямо заявил, что Лондон на самом деле является «самым печально известным в мире убежищем для награбленного». Африканец не просто обвинил Лондон в коррумпированности, — по его словам, Великобритания фактически до сих пор пытается колониальными способами сохранить контроль над Нигерией.

Публикация «Досье Пандоры» (Pandora Papers, крупная база данных по офшорным счетам и сделкам, опубликованная в 2021 году, в которой оказались настолько разные политики, как президент Эквадора Гильермо Лассо и Владимир Зеленский. — Прим. ФАН) добавили бензина в полыхающий костер обвинений в адрес Лондона в отмывании средств. На этот раз об этом заявила глава ВТО, которая обвинила Великобританию в укрывательстве пособников, которые обслуживают иностранных коррумпированных государственных чиновников.

Всё это на фоне пандемии COVID-19, когда Джонсон вначале призывал вырабатывать у британцев «стадный иммунитет», — а потом передумал и ввел карантинные меры, сумев при этом разозлить ими буквально всех, как в своей партии, так и у оппозиции. Это не считая многомиллиардных коррупционных отношений между приятелями премьера Джонсона и британским бюджетом.

Веселого 2022 года!



По общему мнению наблюдателей, 2021 год был плохим для Бориса Джонсона и его кабинета. Но 2022 стал ещё хуже.

В январе начался Partygate — выяснилось, что «Борис и компания» по вечерам много раз весело выпивали на заднем дворе здания правительства по адресу Даунинг-стрит, 10 — в то время, когда британцы должны были соблюдать строгие карантинные правила. Джонсон вначале все отрицал, — мол, «это был не он». Потом признался, потом даже попал под полицейское расследование, заплатил штраф за нарушение и клятвенно пообещал, что такого больше не повторится, но джина уже выпустили из бутылки.

Источник:  globallookpress/Martyn WheatleyИсточник: globallookpress/Martyn Wheatley

В феврале 2022 года начался исход политических советников из аппарата Джонсона. А чтобы премьер не скучал, в марте появился доклад министра финансов, который в обществе восприняли как «слишком осторожный». Так вот Риши Сунак, которому пророчили чуть ли не место премьера, вылетел из фаворитов возможной гонки за кресло главы правительства. Всего-то и надо было — не очень амбициозно подойти к государственным расходам на восстановление экономики. Борис получил порцию критики даже от членов своего кабинета.

Апрель продолжил давать оплеухи премьеру Великобритании. Украина сумела было поднять рейтинг Джонсона за счет его более жесткой позиции «будем защищать Европу до последнего украинца» (что Киев радостно поддержал с упорством садомазохиста), но внезапно обернулась ростом счетов за электроэнергию в два раза. Британцы были недовольны. И вот тут-то все вспомнили , что Джонсон — это «чертов враль», «дурак», «провалил борьбу с эпидемией», да еще к тому же, лицемер гадкий, бухал и веселился, когда никому нельзя было пойти в бар или с друзьями устроить семейную вечеринку!

Итогом скандала стало поражение на местных выборах в мае 2022 года. Консерваторы потеряли контроль над 11 советами (всего осталось 35), а их противники, наоборот, расширили свою власть — лейбористы захватили дополнительные 5 советов (75), а либеральные демократы – 3 новых (16). Журналисты и аналитики начали поговаривать, что лейбористы (к ужасу Консервативной партии) в принципе могут выиграть парламентские выборы и сформировать новое правительство. Рейтинг неодобрения Джонсона добрался до 65%, так что запахло вотумом о недоверии.

Источник: commons.wikimedia.org/Источник: commons.wikimedia.org/

И вот, 6 июня 2022 года началось голосование по вотуму о доверии. Как обычно, в соцсетях перед этим произошла небольшая война между сторонниками и противниками премьера. Джереми Хант, ближайший конкурент Джонсона, заявил, что надо «голосовать за перемены» — то есть против премьера. Надин Доррис, которая заправляет министерством культуры, в ответ обрушилась на него, вспомнив, что тот шесть лет управлял Минздравом страны и полностью провалил борьбу с пандемией COVID-19 (это не считая реформы общественной медицины в стране, из-за которой британцы могут неделями стоять в очередях к врачу).

Получив «148 ударов ножом — по большей части в спину», Борис Джонсон в очередной раз сумел вывернуться и остаться на посту премьера. Но цена была серьезной — только 59% однопартийцев (211 человек) выразили ему поддержку. Выиграв в этой гражданской войне Джонсон столкнулся с неприятной дилеммой.

Вообще говоря, практически все премьеры до него, получив сопоставимое соотношение голосов (30-40% против), уходили в отставку — Маргарет Тэтчер, Джон Мейджор, Тереза Мэй. Последнюю убедил уйти «Комитет 1922 года», который и организует вотум. По его правилам, если лидер консерваторов выигрывает голосование, его потом на целый год оставляют в покое. Но, как намекнули главы Комитета, правила-то можно всегда пересмотреть. И если надо, то голосовать против Джонсона могут до тех пор, пока его не снимут с поста. На него могут надавить министры его кабинета, заставив уйти, но в целом — непонятно, что будет дальше.

Источник: commons.wikimedia.orgИсточник: commons.wikimedia.org

Проблема усугубляется не только тем, что Джонсон вряд ли согласится сам уйти с поста премьера — он слишком тщеславен, слишком многое отдал, чтобы занять это место. Дело в том, что не совершенно не понятно, кто же займет его место, потому что британские консерваторы сейчас остались без лидеров.

Глава МИД Лиз Трасс не вызывает оптимизма даже среди однопартийцев — она не тянет на «железную леди» даже в формате Терезы Мэй. Джереми Хант имеет очень отрицательный послужной список, и если бы не Борис стал бы главным козлом отпущения за все провалы медицинской политики во время пандемии COVID-19. Остальные сейчас даже не рассматриваются.

Однако все может измениться в ближайшее время. Цены на бензин в Великобритании растут, также, как и инфляция. Одновременно Джонсон готовит пересмотр торгового соглашения с Северной Ирландией, что ухудшит их отношения с Евросоюзом — сейчас у контролируемой Лондоном части «Изумрудного острова» фактически нет торговой границы с Ирландией. Далее грядет повышение налогов. 23 июня 2022 года будут перевыборы в двух парламентских округах, которые пока ещё контролируются консерваторами. Если они их проиграют — положение Джонсона еще ухудшится. И даже если всего этого окажется недостаточно для смещения премьера — в мае 2023 года грядут очередные местные выборы в Великобритании. Их проигрыш или же недавняя активизация движения за независимость Шотландии могут, наконец, поставить жирный крест на скандально затянувшемся правлении Бориса Джонсона.

Данная статья отражает личное мнение автора и может не совпадать с позицией редакции.
загрузка...
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)