MaksimO
Опубликовано: 20:10, 07 июль 2022
Политика

Следователь Волков: Гантамиров украл миллиарды, но его помиловали за заслуги перед Россией



Что изменилось в схемах воровства государственных средств, выделяемых на обустройство регионов РФ, которые всегда интересовали их жителей, правоохранительные органы и СМИ. И какие схемы хищения и вывода денег за рубеж на счета иностранных банков, от швейцарских до турецких, были использованы мэром Грозного Бисланом Гантамировым и его "бизнес-партнёрами" в конце "лихих 90-х"?

Об этом рассказал нашему изданию бывший следователь по особо важным делам Генеральной Прокуратуры РФ, глава следственной группы, которая расследовала хищение бюджетных средств, выделяемых на восстановление столицы Чеченской республики, Николай Васильевич Волков.

— Я знаю, что Вы, Николай Васильевич, вели дело о хищении государственных средств, выделяемых на восстановление Чеченской Республики, по которому проходил мэр Грозного — Бислан Гантамиров. Насколько легко было Вам его вести, и в чем были трудности, с которыми Вам пришлось столкнуться? И была ли Военная Чеченская Кампания источником обогащения и некоторых других чиновников, в том числе, из высшей власти России?

— Меня, как следователя, интересовало чисто уголовное дело, а конкретно — поиск доказательств виновности либо невиновности того или иного фигуранта дела. Политический же аспект меня не затрагивал, да, по сути, его и не было к тому времени.

— Как Вы считаете, что давало возможность обогатиться мэру Грозного Гантамирову, который в 1996 году был приговорён к лишению свободы на шесть лет за хищение 57 миллиардов рублей, выделенных на восстановление Чечни? Тем более, как мне рассказывали Ваши старшие коллеги по работе в Генеральной Прокуратуре РФ, посадить Беслана Гантамирова удалось с большим трудом?

— Причина всех хищений и во все времена одна — это бесконтрольность, авторитарность в управлении финансовыми потоками, злоупотребление властью.

Во первых, Гантамиров был задержан в 1996 г., а осуждён — в апреле 1999 г., сумма доказанного хищения была раза в два меньшей. А если мы посмотрим историю до наших дней, то увидим, сколько чиновников такого уровня (градоначальников), начиная от Сахалина и кончая Калининградом, было посажено. Особенно мэров городов, в руках которых находились отпускаемые из госбюджета средства на развитие их городов, регионов, областей и так далее.

В той же Чеченской республике ещё до мэрства Гантамирова, как Вы знаете, прокатилась волна фальшивых "чеченских авизо". Всё это можно охарактеризовать простой русской поговоркой: "Пусти козла в огород".

— Примерно, какие средства прошли через руки мэра Грозного Гантамирова?

— Знаю, что несколько миллиардов. Если говорить о Грозном, в то время, в конце девяностых годов прошлого века, много бюджетных средств шло на восстановление разрушенного, как Грозного, так и других районов Чеченской Республики. Российская Федерация выделяла огромные средства на их восстановление.

— А сама первая фаза боевых действий в Чечне способствовала списанию федеральных средств на воссоздание объектов, пострадавших от военных действий?

— Скажем так, это событие являлось серьёзным фактором, осложнявшим расследование. Было очень сложно каким-то образом отследить, потрачены ли деньги из Государственного Бюджета РФ на какие-то восстановительные работы, как жилых, так и других объектов городов Чечни. В связи с тем, что их сегодня построили, а завтра из-за военных действий, скажем, в Грозном, они же оказываются уже разрушенными, и перед нами встаёт вопрос, а был или не был построен данный объект.

Сложность этого дела заключалась в том, что документация не велась как следует, в связи с чем получить документацию в военных условиях было очень сложно. И поэтому доказательная база о хищениях собиралась нашей бригадой по крупицам.

Возникала ещё одна сложность: деньги, выделенные на восстановление Чеченской Республики, выводились в зарубежные банки, и получить информацию о них было непросто.

— Вам лично приходилось, выезжать из России, чтобы получить информацию о тех деньгах, что были выделены на восстановление Грозного и Чеченской республики?

— Да, в целях ускорения доказательственного процесса приходилось вылетать, в частности, в Швейцарию, на Кипр, в Эстонию, чтобы быстрее получить банковские документы.

— Охотно или нет банки зарубежных стран предоставляли Вам сведения об интересующих Вас счетах и тех, кто был их отправителями?

— "Дружественные" тогда ещё страны предоставляли интересующую нас информацию весьма охотно, согласно международным договорам. Хотя, Турция на наши запросы, в то время не отреагировала. Но, тем не менее, что-то нам удалось буквально по крупицам собрать.

— Что именно и как Вам, Николай Васильевич, удалось обнаружить в "деле Бислана Гантамирова"?

— Обычная следственная работа — запросы, выемки документов, допрос свидетелей, как во всяком уголовном деле. Мы провели ряд ревизий по ходу этого дела, а также ряд экспертиз. И нам еще предстояло доказать, что деньги, якобы потраченные на восстановление инфраструктуры Грозного в виде его жилых домов и государственных учреждений, оказывались на счетах банков зарубежных стран.

— Что Вам конкретно удалось изъять и в каких суммах, и какую доказательную базу Вы представили?

— Хранившиеся на счетах обвиняемых денежные средства были арестованы и в России, и за рубежом. А банковские документы подтверждали происхождение этих средств, и их назначение не касалось восстановительных работ в Республике.

— Извините, поясните свою мысль. Документация по восстановительным работам в Грозном не велась нормально преднамеренно, или из-за военных действий её не успевали вести? Или с этими отчётными документами о строительстве Грозного работали люди Гантамирова, тоже нагревшие на них свои руки, и, если второе, назовите, пожалуйста, их имена? Ведь до того, как стать мэром Грозного, Гантамиров с января 1995 года занимал должность заместителя руководителя Территориального Управления Федеральных Органов исполнительной власти в Чеченской Республике и мог обрасти связями в надзирающих органах правопорядка своей республики.

— Это были близкие ему люди, его подчинённые. В основном, с чеченскими фамилиями, но одного по фамилии Голод (его мы задержали на Украине). Он отвечал за переводы средств в зарубежные банки.

— Николай Васильевич, а кто выделял бюджетные средства в Чечню и как, всё же, шёл их вывоз через банковские структуры, или здесь всё делалось через своих коммерсантов в Чечне, которые якобы хотели помочь её восстановлению?

— Бюджетные средства идут, как им полагается: Минфин России — Минфин Республики и далее, в соответствии с бюджетом Республики, на конкретные нужды.

— А те, кто сидели в Москве в высоких правительственных кабинетах РФ, могли за выделение денег на якобы восстановительные работы в Чечне получить свой откат, или дележка денег происходила между местными чеченскими властями?

— Нет. Это была не та сделка, чтобы давать кому-то в Москве ещё и откат. Это были обычные плановые переводы. Допустим, что бюджет составляется на три года, тогда он составлялся на год, и конкретно на Чечню, или Кавказский регион, а на город выделялись свои средства, которые переводились, как в нашем случае, в Грозный, и местные власти распределяли эти средства.

— Вы допускаете связь между чеченскими террористами и некоторыми князьями районов и городов Чеченской Республики, ведь местные власти могли знать, что боевики планируют теракт, и могли списать на то, что было взорвано, крупные суммы денег?

— Если Вы имеете в виду наше дело, то я должен сказать, что у нас были чисто финансовые вопросы. Военными делами занимались соответствующие структуры.

— Но не мог же один мэр Грозного, Беслан Гантамиров, так опустошить казну своего города, видимо, у него могли быть подельщики, и если да, то какие схемы здесь срабатывали?

— Да, Вы правы. Он был не один, у него была целая группа, одного я уже назвал — из Украины по фамилии Голод (конечно, он-то не голодал и тогда). Этот господин Голод, как гражданин Украины, помогал Беслану переводить деньги со счетов одного банка на счета в другом.

— А куда Аркадий Голод, помогавший Гантамирову, переводил государственные средства?

— В основном, он переводил деньги в оффшорные компании, которые располагались на Кипре, в Прибалтийских странах. Им были осуществлены переводы на счета в банки Швейцарии, были также деньги отправлены и в банки Турции.

— А много ли денег, выделенных из Государственного Бюджета России, было переведено в Банки этих стран мэром Грозного Бесланом Гантамировым и Аркадием Голодом?

— Суммы исчислялись миллиардами тех ещё рублей,это была обыкновенная финансовая афера. Главной сложностью расследования были ещё имевшие место военные действия, поэтому сложно было доказывать, что не был, не то что разрушен, а и построен объект в городе, на который списали какие-то деньги, выделенные из государственного бюджета РФ.

— А в чём была сложность выемки документации?

— Мы не знали, где их искать. Разруха же кругом, многие банки разрушены, люди разбежались по стране и т. д.

— Не странен ли "кульбит" Гантамирова: с 1991 по 1992 год он поддерживает Джохара Дудаева, а в 1993 году является начальником вооружённых сил Надтеречного района Чечни и входит в Грозный вместе с Автурхановым, чья танковая атака на Грозный в 1994 году помогла поднять рейтинг Д. Дудаева, который упал даже среди будущих полевых командиров боевиков до нуля?

— Герой известного фильма Мотыля "Белое солнце пустыни" Федор Сухов говорил, что Восток — дело тонкое, а я скажу Вам: Кавказ — дело тонкое! И, будучи амнистированным, Гантамиров вновь вернулся на руководящие должности в Республике.— И приговор, всё же, состоялся…

— Значит, нам кое-что, всё же, удалось. А потом, мы чувствовали большую поддержку как со стороны руководства Следственного управления ГП, так и самой Генпрокуратуры. И если суд вынес обвинительный приговор, который остался в силе, значит, мы смогли что-то доказать.

— Получить всего шесть лет лишения свободы — это разве не насмешка над правосудием?

— Ну, шесть лет — тоже не мало… И потом, согласитесь, человек имел определённые заслуги перед страной, три года реально провел в тюрьме.

— А кто пробил ему такую "хлебную" должность? Ведь Автурханова, как писал начальник СБП РФ А. Коржаков в своей книге "Борис Ельцин от рассвета до заката", привёз глава Администрации Президента РФ Филатов?— Мы в такие "детали" не ввязывались.

— А много ли объектов, отстроенных в Грозном, было списано, и как же Вам удалось доказать "левое" списание денег из Государственного Бюджета РФ?

— Трудно сказать. Сохранились отдельные документы, подтверждавшие нецелевой расход и восстановительные работы, осмотры, показания свидетелей, аэровидеосъёмка.

— А что из себя представляли те свидетели по его делу, которых Вам, Николай Васильевич, удалось собрать?

— Свидетелями были работники мэрии, банковские и бухгалтерские работники, строители...

— И какие они дали показания?

— Они отвечали, что выполняли указания мэра города

— Значит, деньги со счетов мэрии Грозного просто уходили на счета банков?

— Да, деньги поступают на счёт мэрии, потом Гантамиров заключает договор с какой-то фирмой на восстановление какого-то объекта в Грозном, и мэр за эту работу переводит деньги на счета исполнителей работ, в том числе, и за границу. Вот так и строится эта схема. Там были десятки таких фирм, с которыми договоры фактически не заключались, а сами работы не выполнялись. А деньги из госбюджета за несделанную работу уходили.

И у нас в России, поверьте мне, всё происходит так же: заключается фиктивный договор, деньги уходят на счета так называемых контрагентов, потом они разлетаются в разные стороны, обналичиваются и уходят. Если бы он сразу же присвоил все деньги, это бросилось бы в глаза, и всё стало бы очевидно. Какая-то часть чеченской столицы восстанавливалась, а восстановление других каких-то объектов не было подтверждено.

— А какой процент восстановления столицы Чеченской республики не был подтверждён, и как Вам это удалось узнать? Военные или сотрудники ФСБ Вам помогали в расследовании?

— Это мне сейчас сложно вспомнить, и к тому же, Вы, учтите, что не один Грозный подлежал восстановлению. Приезжали какие-то и федеральные организации, которые работали напрямую по восстановлению Чеченской республики. Это были обычные строительные или ещё какие-то организации.

— Кстати, на канале НТВ в передаче И. Зайцевой "Без галстука" Гантамиров намекнул, что Грозный в 1995 году был сдан после короткого боя боевикам Басаева. На этом военные с правительством России погрели руки, а всё скинули на него. Вы с этим его заявлением согласны?

— Я в эти военные тонкости чеченской кампании не посвящён, а война — она и есть на то война. Об этой сдаче Грозного надо было бы спросить у тогдашнего Министра обороны П. Грачева

— А его утверждение о том, что его арест и отбывание срока наказания были актом мести тех, кто был, в отличие от него, заинтересован в продолжении войны в Чечне, поскольку она была источником их доходов, а он был её противником?

— Его арестовали на основании финансовых нарушений, подтверждённых документами. Нас военно-политические и внутричеченские разборки не интересовали.

— Но, всё же, при Гантамирове в Грозном было больше разрушено или восстановлено?

— На тот момент восстановительные работы в Чеченской республике только начинались, и естественно, что большее число её зданий, особенно в Грозном, лежало в руинах. И восстановительная фаза работ в Чечне только начиналась.

— Чтобы Вам доказать воровство бюджетных средств, нужна была и техническая и оперативная помощь ФСБ РФ. Вы не могли бы, рассказать об этой стороне операции?

— Конечно. Федеральная Служба Безопасности устанавливала подлежащие проверке объекты, свидетелей, розыск подозреваемых и т. п. Наводила контакты с зарубежными представительствами.

— А в Москве после сбора доказательств вины Гантамирова Вам не чинили препятствий с его задержанием в 1996 году?

— Нет. Со стороны руководства нам была оказана только поддержка. Федеральная Служба Безопасности РФ оказывала нам оперативную поддержку. Сложность была только, как я сказал выше, с документами, поскольку сроки их получения затягивались. Ведь, пока ты напишешь правовой запрос, скажем, на Кипр, пока его переведут на греческий язык, пока он поступит к Прокурору Кипра, а тот его рассмотрит и даст добро, пройдет целая "эпоха". Вот в чём была одна из главных сложностей, ведь без документов не могли предъявить хоть какой-то эпизод хищения, или украденную какую-то сумму. Вот так мы "по зёрнышку и по копеечке" собирали, что могли.

— А примерно, сколько времени тянулось из-за всей этой волокиты Ваше следствие по этому делу?

— Как я помню, около 2 лет.

— А представитель президента Н. Кошман оказывал вам помощь, или нет?

— Нет, наша группа действовала сама по себе, не выходя на такой уровень, мы действовали через Москву.

— А как Вы, Николай Васильевич, предполагаете, почему же, имея столько счетов за рубежом, Беслан Гантамиров, не сбежал, подобно своему коллеге в 1987 году (мэру Петербурга) за рубеж? Что это было: наглость или уверенность, что заслуги перед федеральной властью его "прикроют"?

— В душе оказался патриотом. Может, он сильно любил свою малую родину — Чечню. Или думал, что к его рукам не так много прилипло, и надеялся, что ему всё спишут и простят за то, что он отстроит свой город.

Как говорят, победителей не судят. Я его как-то в Москве встретил, он подъехал на машине ко мне и спросил: как я, где я? Рассказал, что он в Краснодарском крае построил ферму, там и живет! На этом наша история и закончилась.

— А его партнер по переводу денег из Государственного Бюджета за рубеж, Аркадий Голод, был гражданином Израиля, или России, и как сложилась жизнь этого персонажа Вашего следствия?

— Голод запросил гражданство Израиля, будучи гражданином Украины, но после нашего запроса Украина нам его выдала, и мы ездили за ним в Киев. Тогдашний Генеральный Прокурор Украины выдал его нашей стороне в Россию. А получил бы он гражданство Израиля, и сейчас бы Украина нам его не выдала бы.

— Его ведь тоже, как передавали СМИ России, задержали в аэропорту Шереметьево с Гантамировым, какова была его участь?

— Ему дали шесть лет, и он их, в отличие от Гантамирова, отбыл в местах лишения свободы.

— А всё же, чьё указание было помиловать Беслана Гантамирова, и в связи с чем?

— У него были адвокаты, которые посоветовали ему написать прошение о помиловании за те заслуги, которые он получил во время первой Чеченской войны. Он воевал на стороне России, видимо, эти его заслуги учёл Президент России.

А Голоду и ещё шестерым подельщикам Гантамирова дали свои сроки, которые они все и отбыли в местах лишения свободы.

 
загрузка...
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)