MaksimO
Опубликовано: 15:27, 02 май 2022
Политика

Преступление против Одессы: почему город-герой оказался в оккупации украинских нацистов



Спустя восемь лет после одесской трагедии 2 мая 2014 года ответ на главный вопрос так и не найден — как вышло, что прославленный город-герой, первым восставший против нацистского переворота в Киеве и вдохновивший соседние регионы на протест, сам оказался в оккупации украинских нацистов?

До недавнего времени разыскать участников тех трагических событий было очень непросто. Практически все они уже обустроили свою жизнь в России и не особо стремились общаться с журналистами. Но специальная военная операция на Украине резво все изменила, и нам удалось найти тех, кто стоял у истоков «Русской весны» в Одессе. ФАН пообщался с одесситом с позывным «Рыцарь», который поделился своим видением той ситуации. Далее — прямая речь нашего собеседника.

Зарождение протеста 



В «Одесскую дружину» я попал почти случайно. Проведя летом 2013 года несколько акций протеста против добычи сланцевого газа на Украине, я познакомился с такими молодежными организациями, как «Славянское единство», которым руководил Дмитрий Одинов (Майданник), и «Гражданский Альянс». Руководителем последнего был Сергей Долженков по прозвищу «Капитан Какао».

23 января 2014 года Долженков позвонил мне и сказал, что по его данным в город едут «три автобуса с «правосеками» (деятельность организации «Правый сектор»* запрещена в РФ). С его слов, они намеревались захватить городскую администрацию, как они это делали на Западной Украине, и затем наводить в городе свои «бандеровские порядки».

Я начал обзванивать всех своих знакомых, кто в те дни воспринимал бандеровскую угрозу всерьез. Уже через час группа молодых спортивных парней, которых только успели собрать, совершила свой первый выход на защиту города. За редким исключением это были ребята из группы «Гражданского Альянса» — группы,  успевшей до этого прославиться разгромом нескольких точек по продаже наркотиков.

Чтобы не привлекать внимание милиции, мы собирались по окрестным подворотням и переулкам, и только когда все были в сборе, выдвинулись к зданию администрации. Там уже находился наряд полиции во главе с целым заместителем начальника Главного управления МВД Украины в Одесской области Дмитрием Фучиджи. Он сразу принялся настойчиво, но безрезультатно уверять нас, что милиция в силах защитить город и уговаривал разойтись по домам. Выглядело это, правда, как-то неубедительно.

Мы провели всю ночь в администрации, но автобусы с националистами так и не появились. А на следующее утро в СМИ написали, что якобы «пророссийские боевики» пытались захватить одесскую областную администрацию. Тем не менее, желания противостоять нарастающей угрозе со стороны украинских националистов у нас не убавилось и со временем к нам начали присоединяться другие общественные организации. Например, союз ветеранов Афганистана, Молодежное единство и прочие. Из них и была организована «Одесская дружина». Позднее организация разделилась на «Одесскую дружину» и «Народную дружину».

Создание «Одесской дружины»



Официально «Одесская дружина» была основана 19 февраля 2014 года на собрании у памятника Тарасу Шевченко (в одноименном парке). В ее состав вошли все перечисленные выше организации. Там я впервые познакомился с Денисом Яцюком. Он был первым помощником Дмитрия Одинова.

В тот вечер, когда все организационные вопросы были решены, я впервые услышал от Яцюка, что он, дескать, отправляет добровольцев в Киев в форме спецподразделения «Беркут» за 400 долларов в сутки. Задачей был силовой разгон Евромайдана. 19 февраля отчетливо врезалось мне в память, потому что именно в этот день, спустя всего несколько часов после собрания «Дружины», произошло первое столкновение с местной ячейкой «Правого сектора». Националисты блокировали базу одесского «Беркута» и пытались ее захватить, но в результате короткой потасовки были биты, и разбежались по всему городу под радостные крики одесситов.

Сергей Долженков, также ставший свидетелем тех событий, тоже выразил крайнее недоумение действиями Яцюка, списав их на его прошлое в киевском Антимайдане.

Первый митинг



Митинг 23 февраля в Одессе, который собрал около 10 тыс. человек, задумывался как демонстрация ― как своеобразный сигнал для властей города. Он должен был показать местным властям намерения народа и неприятие Одессой ценностей новой майданной власти, декларировавшей тотальную украинизацию и прославлявшей нацистский коллаборационистов Степана Бандеру и Романа Шухевича.

Одесситы хотели показать городским и районным властям, чего они от них ждут, и что готовы поддержать их, если те откажутся подчиняться захватившим власть в Киеве националистам. Однако, как мы знаем, этого не произошло.

По словам Олега Царева, после государственного переворота в Киеве 21 февраля 2014 года и бегства Виктора Януковича из страны оставшиеся без руководства региональные власти не сумели организовать эффективное взаимодействие и ожидали неких внешних политических сигналов со стороны России. Однако не получив внешней поддержки, стали договариваться с националистами и их кураторами, проигнорировав мнение народа. Весьма вероятно, что так же случилось и в Одессе.

globallookpress.com/Siryk Anatolii/ZUMAPRESS.comgloballookpress.com/Siryk Anatolii/ZUMAPRESS.com

Затишье «Русской весны»



3 марта 2014 года стало началом конца «Русской весны» в Одессе. Утром того дня соратники разбудили меня звонком и сообщили об очередном срочном сборе возле одесской областной администрации. По слухам, депутаты должны были решать — признавать новую майданную власть или нет. Мы толком не знали, что происходит и что нам делать — до Долженкова было не дозвониться.

Кто смог, приехали на место в недоумении. У входа уже собралась приличная толпа, но из «Одесской Дружины» людей было мало — человек шесть всего. Понимая, что дело идет к штурму здания, я отвел наших ребят за угол под предлогом охраны запасного выхода. Мы были без защиты и что самое главное — без масок. Не хотели попасть в объективы телекамер.

Перед самым штурмом к нам подбежал очень взволнованный Денис Яцюк. Тот самый, что зазывал людей ехать на Майдан в форме «Беркута». Он стал уговаривать не горячиться и не штурмовать здание.  Очень четко запомнил его слова

«Только не сегодня — сегодня не наш день. Завтра зайдет оружие, снаряжение, все будет. Только не сегодня», — сказал он тогда.

Подробней об этом инциденте можно прочесть в моей статье от 2014 года.

Впоследствии оказалось, что именно этот день был решающим для Одессы — депутаты действительно голосовали по вопросу проведения референдума о придании Одесской области статуса автономии в составе Украины. Но в сессионном зале уже находились представители «Правого сектора», так что результат голосования был немного предсказуем.

В это самое время лидер тогда уже отделившейся «Народной дружины» Антон Давидченко вместе с Денисом Яцюком уговаривали людей не штурмовать здание, хотя это было, на мой взгляд, единственное, что могло переломить ход событий в тот день.

Пресекали радикализацию



После неудачного штурма ОГА митинги в городе продолжились, однако в их эффективность уже мало кто верил. В лагере Дружины зрели радикальные настроения. Примерно в это же время в Одессу из Петербурга приезжал лидер «Невской Дружины», некий Антон Раевский. С этим персонажем также связана одна интересная история — он подталкивал одесситов к более радикальным действиям вплоть до нападения на лагерь наших оппонентов и захвата власти в городе. Однако вскоре после этого Раевский в спешке покинул Одессу, заявив что за ним уже охотится СБУ по наводке того самого Дениса Яцюка, отправлявшего добровольцев в форме «Беркута» разгонять Майдан.

Тем временем недовольство пассивностью Антимайдана в рядах Дружины все усиливалось. Устав от бесцельных митингов, не имевших совершенно никакого эффекта, протест начал угасать. А от Дружины начали откалываться отдельные группы моих соратников.

Несостоявшийся штурм СБУ



Недовольство пассивностью Дружины достигло пиковой точки 13 апреля 2014 года, когда в ходе очередного митинга одесситы направились к зданию СБУ, чтобы взять его штурмом по примеру Донецка и Луганска. Однако и этого не произошло — в последний момент руководство развернуло Дружину лицом к народу, загородив проход к зданию. Впоследствии многими это было расценено, как предательство, и лишь ускорило отток людей из движения.

В тот же вечер, прибыв в лагерь на Куликовом поле, я решил связаться с Долженковым, однако его на месте не оказалось. Вместо него со мной решил пообщаться некий Александр Земляникин, один из бойцов «Одесской дружины». Он рассказал, что руководство Дружины тайно ведет переговоры с частью «Правого сектора» с тем, чтобы «кинуть» кураторов обеих сторон и устроить в городе Одесскую республику по принципу «Порто-Франко» (вольный порт).

Немаловажным фактом будет то, что после 2 мая 2014 года и массовых арестов сторонников «Одесского Антимайдана» Земляникин спокойно вел свою деятельность в общественной организации «Наследие» и даже участвовал в пресс-конференциях украинских СМИ.

Сам Долженков свою причастность к этим переговорам полностью отрицает, что косвенно подтверждается тем, что Долженков был ранен, а затем арестован 2 мая 2014 в Одессе и содержался под стражей вплоть до декабря 2019 года и вышел на свободу лишь по программе обмена пленными с ЛДНР в формате «всех на всех».

Видимость протеста



В трагический день 2 мая 2014 года Дмитрий Одинов и Денис Яцюк оказались в Москве по «странному» стечению обстоятельств. По словам Сергея Долженкова, незадолго до этого Одинов и Яцюк, совместно тогдашним лидером «Народной дружины» с Артемом Давидченко, договорились с городскими властями о переносе лагеря Дружины с Куликова поля в район 411 батареи. При этом Долженкова даже не поставили в известность. На все возражения Долженкова и требования перейти от митингов к более активным действиям Артем Давидченко отвечал, что «все так, как должно быть — должна быть видимость протеста».

Результатом всех этих событий и стал выход «Одесской дружины» на Александровский проспект 2 мая 2014 года, когда националисты приехали громить Одессу. Впоследствии это переросло в столкновение с украинскими националистами в районе торгового центра «Афина» на улице Греческой.

globallookpress.com/Siryk Anatolii/ZUMAPRESS.comgloballookpress.com/Siryk Anatolii/ZUMAPRESS.com

Фучиджи



Бывший заместитель начальника Главного управления МВД Украины в Одесской области Дмитрий Фучиджи, руководивший 2 мая силами одесской милиции, в своем выступлении на Совете Безопасности ООН заявил, что городские власти и руководство силовых структур уговаривало Одесскую и Народную дружины убрать лагерь с Куликова поля в другое место. По его словам, Дмитрий Одинов (руководитель «Славянского единства») согласился на предложенные условия.

Тесные контакты лидеров одесского Антимайдана с городскими властями подтверждает и Сергей Долженков. По его словам, накануне 2 мая Одинов и Давидченко без его ведома приняли решение о переносе палаточного городка в район мемориала 411 батареи, что и стало основой для обособленных действий Долженкова на улице Греческой сутки спустя.

В общем-то и сам лидер «Народной дружины» Артем Давидченко неоднократно заявлял в СМИ, что имел тесные контакты с начальником одесского СБУ и МВД, и координировал свои действия с властями.

Также Фучиджи неоднократно заявлял, что 2 мая 2014 года все руководство МВД было созвано на некое экстренное и секретное совещание, длившиеся более пяти часов, и на котором запрещалось использовать телефоны. Именно это, по его словам, стало причиной бездействия полиции, допустившей массово убийство одесситов.

Владимир Боделан



Вместе с тем, по словам тогдашнего главы МЧС по одесской области Владимира Боделана, пожар в одесском Доме Профсоюзов был заранее спланированной и хорошо подготовленной акцией, в ходе которой против одесситов применялись некие отравляющие вещества. Об этом ФАН писал в одном из прошлых материалов.

Боделан утверждает, что работе пожарных расчетов активно мешали украинские националисты, рубившие пожарные гидранты топорами и вырывавшие пострадавших из рук спасателей. Силы полиции же, в свою очередь, никак не пытались этому помешать.

Боле того, на многих видеокадрах, отснятых одесситами в тот день, отчетливо видно, как националисты беспрепятственно стреляют по окнам уже горящего здания, в то время как сотрудники полиции спокойно сидят в своих автобусах и даже не развернуты в боевые порядки.

Кроме того, по словам Боделана, городские власти в течение суток не позволяли вынести тела с места пожара и не допускали экспертную группу на место трагедии, оставив при этом все на откуп мародерам и националистам. Бывший глава одесского МЧС убежден, что это позволило скрыть большую часть следов преступления, которое было совершено в тот день против жителей Одессы.

Его слова подтверждают и пережившие те страшные события одесситы, сумевшие вырваться из огненной ловушки вопреки ожиданиям украинских националистов. Их показания также отражены в ряде публикаций средств массовой информации.

globallookpress.com/Zacharie Scheurer/ZUMAPRESS.comgloballookpress.com/Zacharie Scheurer/ZUMAPRESS.com

Рассказы арестантов



Косвенное подтверждение версии о «видимости протеста» мы получаем со слов одного из задержанных в апреле 2014 года одесситов Андрея Голубовича. Он рассказал, что после серии провалов «Одесской дружины» в ситуациях, когда победа была просто в руках у одесситов, Андрей с несколькими товарищами пришли к закономерному выводу ― в рядах сопротивления таится если не измена, то явно что-то неладное. Поэтому они начали искать себе других, более решительных соратников. Именно в этот момент Голубович с товарищами угодили в хитро расставленную сотрудниками СБУ ловушку. Как выяснилось, среди членов одесского протеста уже давно находился рад провокаторов, выявлявших самых активных граждан, кого не устраивала пресловутая «видимость протеста». Им предлагалось присоединиться к уже организованным СБУ хулиганским акциям — разбить окно в офисе нацистской партии «Свобода» или поджечь банкомат «Приватбанка». И как только одесситы давали хоть малейших повод к задержанию, их просто бросали в тюрьму по обвинению в государственной измене. Подробнее об этом ФАН писал в одной из прошлых публикаций.

Итоги



Все перечисленные факты указывают на взаимодействие лидеров одесского протеста с городскими властями, милицией и даже региональным руководством СБУ.

Хронология событий и показания свидетелей указывают на то, что одесские власти, используя пророссийский настрой одесситов, откровенно выторговывали себе некие преференции, постоянно угрожая Киеву «крымским сценарием».

Эта версия находит подтверждение и в словах Олега Царева, который открыто заявляет, что после бегства Виктора Януковича главы регионов на Украине тут же принялись вести переговоры с Киевом о будущих должностях, барышах и прочих условиях, на которых они без боя сдадут свои регионы под власть «Революции Гидности». Об этом ФАН также писал ранее.

Сложив все эти кусочки мозаики вместе, приходишь к выводу, что нынешняя украинская элита не имеет права представлять интересы жителей Украины. Она расценивает их исключительно как ресурс в торгах за собственное богатство. Поэтому проведение на Украине специальной военной операции ВС РФ нужно рассматривать не только как защиту жителей Донбасса или русскоязычного населения Украины, но и как освобождение людей от гнета собственного государства, превратившего народ в расходный материал.



Сергей Воробьев

* - запрещенная в РФ экстремистская организация
загрузка...
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)